A. ULAKYA (ulakya) wrote,
A. ULAKYA
ulakya

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Спостерiгачi вiд iноземних держав

Позавчера начал писать об украинских выборах, где был наблюдателем. Сегодня окончание истории.

Шок

Учитывая сюр с законодательством и политической ситуацией, я ожидал, что выборы превратятся в форменное безобразие. То же обещали отвратительные списки избирателей, откуда люди пропадали улицами, и в которые не вносились исправления при переписывании имен и фамилий на украинский манер; комиссии были сформированы с большим опозданием и имели двойное подчинение - региональным комиссиям для региональных выборов и территориальным для парламентских и т.д.
Еще до выборов удивительное количество избирателей пришли проверить себя в списках. На некоторых участках утверждали, что до четверти списочного состава (не верю™, но все же). В день выборов комиссии работали четко, заставляли избирателей голосовать только в кабинках и по одному, останавливали желающих выйти покурить и подумать в обществе 4-х бюллетеней, три из которых включают по 40 с лишним партий.
По закону на участках не допускается присутствие милиции, она должна охранять участок, но только снаружи. Наткнувшись на одном участке на мента в кожаной куртке поверх формы, убедился, что он увидел мой бейдж, и спросил голосует ли он. Сказал, что охраняет. Спросил его почему тогда в куртке, холодно что ли? Сказал, что поскольку на участке в форме находиться нельзя, то в туалет, который позади помещения комиссии они одевают куртки чтоб не светить формой лишний раз. Я окончательно офигел.
"Мы вообще что писать в отчете будем?", - спросил коллег- наблюдателей, - "Что они ангелы?". Мой великодержавный шовинизм заметно сдувался.

Украинистика

На одном из участков были обнаружены две юных пани из Ягелонского университета (Краков) наблюдавших выборы от польского МИДа. Оказалось, они учатся на украинистике. Будущие политологи/культурологи были очаровательны и неожиданно информированы. Проблема была только в языке общения. По-английски они не особо могли, а их, как говорят, хороший украинский меня не убеждал. В результате говорили на потешной смеси русского, польского и украинского.
Если серьезно, то позавидовал Польше, где уже не первый год целенаправленно выращивают украинистов (по группе в год), которых так не хватало в России полтора года назад, да и сейчас никто не готовит.

Remember Януковича, Love Лукашенку

Феерическое впечатление произвел один из участков. Он располагался в вестибюле школы. Зарегистрировавшись и получив бюллетень, избиратель проходил …за решетку. Там, конечно, была обычная раздевалка, но тем, кто не привык к школьному быту, должно было внушать. К тому же на всех кабинках висели номера и "вход". Меня даже потянуло заглянуть - есть ли с обратной стороны "выход".
На соседнем участке на меня практически напал член комиссии от компартии, рассказал массу интересного, например, какая плохая власть на Украине, насколько велики надежды на Путина и какой хороший человек Лукашенко, как он заботится о своем народе.
Кстати в Раду баллотировалась Партия политики Путина. Спостерiгачi вiд iноземних держав, т.е. коллеги-наблюдатели задолбали дарить плакаты и книжечки "вашей партии тут".
Еще коллеги задолбали рассказами о посещении одесского офиса Партии регионов. В первый раз, когда с горящими глазами немецкий со-руководитель наблюдателей начал хвалиться, что они успели посетить офис Партии регионов, я перебил: "Дай угадаю: высотное здание, шикарный пентхаус с панорамным видом на море". "О, вы тоже там были?", - удивился немец, особенно ему понравился приватный лифт. Мы в то время, - днем в пятницу, - ходили в местный штаб Блока Тимошенко (плакаты с Юлией в образе "Дневной дозор") и в Партию зеленых (лицо партии - Верка Сердючка).

Братский народ

Общая обстановка, царившая на участках, была на редкость дружеская, почти семейная.
На одном из участков я неожиданно нашел номерную пломбу, которой должны опечатываться избирательные урны. Все пломбы на урнах были целы, найденная просто лежала поверх одной из них прямо перед носом наблюдателей. "Коллеги, а что здесь делает эта пломба?" - поинтересовался я. "Жуть какая!" - воскликнул наблюдатель и убежал за председателем комиссии, потом они появились вместе: "Михалыч, заберите поскорей пока кто-нибудь не заметил". Председатель, шутливо оправдываясь, исчез с пломбой, наблюдатели от партий остались совершенно спокойны. Я при всей моей наблюдательности, видимо, был не в счет.

Черный человек

На участие в миссии наблюдателей долго напрашивался некий представитель Нигерии. Традиционно выходцам из этой страны доверия нет, но, почитав пламенные письма нигерийца, его пригласили, так для разнообразия. Конечно, он не появился. В качестве сувенира мне, вернувшемуся из Восточной Африки, выдали второй бейдж на имя Iгеаначо Жорж Чiдєбере.
На одном из участков к со-руководителю группы голландцу подошел какой-то высокий негр и попросил вместе сфотографироваться. Голландец прифигел, но согласился. Через полчаса он вдруг сообразил и стал всем нам впаривать, что это, наверное, и был наш нигериец, который теперь может сказать, что, мол, был, и что, мол, доказательства есть.

Прием в семью

Голосование заканчивалось, мы выбирали участок ехать на подсчет голосов. По закону участки запирались до окончания подсчета голосов; правда, тот же закон требовал по окончании подсчета по каждым из выборов (Рада, облсовет, горсовет, мэр) срочно доставлять протоколы и бюллетени в соответствующую комиссию более высокого уровня. Адрес Люстдорфская, 55 продолжал беспокоить наше воображение, поэтому и было решено туда отправиться.
Приехали за пять минут до закрытия. Сообщили, что остаемся. "Добро пожаловать! Регистрируйтесь. Хотите чаю, кофе? Сейчас ужин привезут, вы, надеюсь, еще не ужинали?". Мы даже как-то оторопели.
После часа болтовни с наблюдателями от партий и двумя молодыми членами комиссии, которым пока считали неиспользованные бюллетени делать было нечего, меня убедили спеть …украинский гимн. Наблюдатель от Германии, родившаяся в Латвии и сносно говорящая по-русски, наотрез отказалась присоединиться под предлогом неспособности читать по-русски. Мне написали на листочке текст, принесли чей-то мобильник с соответствующим рингтоном, а итальянский наблюдатель переключил цифровик на видео и "Ще не вмерла Украина"…

Пидрахуй!

В один прекрасный день полтора года назад толпы оранжевых вышли к Центральной избирательной комиссии в Киеве с лозунгом "Кивалов, пидрахуй", причем Кивалов - председатель комиссии, а пидрахуй - подсчитай.
После закрытия участка в 22.00 помещение заперли, комиссия собралась в зале и "заступнiк председателя" открыл заседание длинной тирадой по-украински. "А?" - посмотрели на меня два коллеги-наблюдателя. Я быстренько взял назад свое обещание переводить. Сникли и некоторые партийные наблюдатели. Но, чем дальше, тем больше было русского языка, а через час говорили уже только по-русски.
Проголосовавших сверяли до полуночи, неиспользованные бюллетени пересчитывали до двух, уничтожали до трех, переносные урны открывали до четырех. Тут выяснился один очень интересовавший нас вопрос. По участку постоянно ходил мужик с фиолетовым целлофановым пакетом. "Интересно, что у него в пакете?", периодически спрашивал итальянский наблюдатель, "Видимо фальшивые бюллетени", однообразно отвечал я. Там были корешки от бюллетеней, использованных по домам. Интересная технология.
В четыре перевернули первую урну. В англоязычных комментариях к закону было написано, что надо доставать по одному бюллетеню, но в таком случае сортировка шла бы до второго пришествия. Сортировать по закону должен один член комиссии, но когда наблюдатели увидели скорость его работы, то принялись роптать и требовать чтобы на сортировку встала вся комиссия. Председатель комиссии позанудствовал и сказал, что нет проблем, но пусть Партия регионов выключит камеру. Регионы сомневались, наблюдатель звонила и советовалась со своими. В результате урну разбирали несколько человек из комиссии и, - упс, - один из наблюдателей. Потом включали камеру и один член комиссии сортировал бюллетени. До 6 утра. В 6 перевернули последнюю урну, пустую. Она стояла позади остальных, как бы в резерве. К этому времени я был в таком усталом состоянии, что даже не стал фотографировать этот сюр - четверо членов комиссии переворачивают пустую прозрачную урну.
На рассвете наконец-то начали считать результаты выборов в Раду. К этому времени здание уже отперли, наблюдатели начали бегать на улицу покурить и в ближайшую лавку за едой, многие спали прямо на стульях или вповалку на огромном диване в углу. Там же на диване седой представитель социалистов уговаривал молоденькую симпатичную оранжевую дивчину, причем к моменту окончания подсчета голосов в Раду он ее уже на что-то уговорил, они менялись телефонами и о чем-то договаривались. Повезло.
Сбиваясь, сменяясь и практически засыпая, голоса посчитали к 8 часам, мои коллеги, итальянский и немецкий, к тому времени уже офигели и свалили, параллельные подсчеты наблюдателя от блока Тимошенко дали результаты отличающиеся на 1-2-3 голоса. Контрольная сумма по моим подсчетам не сходилась на 6 бюллетеней у комиссии и на 4 у тимошенковки. Поскольку протокол мне как международному наблюдателю не полагался, я поинтересовался у комиссии сошлась ли у них сумма по партиям и общее число бюллетеней. "Безусловно", "А вы посчитали? Я что-то проспал?", "Да нет, зачем, у нас всегда сходится".
Мне повезло, некоторые участки считали не до утра, а до вечера...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments