A. ULAKYA (ulakya) wrote,
A. ULAKYA
ulakya

  • Mood:

Oj, Litwa

Утро 1 мая, Шереметьево 1, вместо билета распечатка e-mail'а с бронированием. Прохожу последний security check:
- Ваш билет.
Протягиваю посадочный.
- Это не билет, это посадочный, давайте билет.
Протягиваю распечатку, говорю, что больше ничего нет. Недоверчиво расспрашивают, забирают e-mail, после обсуждения с начальством на распечатку ставится штамп "Досмотрено".

Пять лет спустя

Никогда не видел Вильнюс с борта самолета. Не был в Вильнюсе пять лет. Да и повода приезжать не было, а тут какая-то удивительная конференция, да еще все оплачивают и присылают билет, и несколько друзей удивительным образом приезжают в Вильнюс в те же дни, конечно, поехал.

Город изменился, но не сильно, много чего отремонтировали, много чего лишнего построили. Позади кафедрального собора строят дворец, разграбленный в 1655 г. после штурма города русскими войсками. "Строят" хотя бы потому, что восстанавливать уже было нечего, да и как он выглядел известно по преданьям старины глубокой… Рядом - площадка для наблюдения за строительством и с подробным изложением истории дворца, в английской версии которой встречается очаровательная фраза "Its gay social life included balls, tournaments and hunting parties". Приятель-голландец иронизировал о возможных форматах hunting parties.

Поселили в гостинице, - образчик современной архитектуры, безобразно воткнутый прямо напротив кафедрального собора; но номер оказался просто замечательным - в два уровня, на первом ванная, шкаф и письменный стол, а на втором другой письменный стол, телевизор и кровати. Демократично поселили с молодым польским политиком, который буквально на следующий день достал меня и немецкого коллегу чудовищно ангажированным гоном про трубопровод по дну Балтики.

Ночи

Конференция и последующие social events, где разговоры мешали спокойно поесть, но не мешали выпить, когда-то заканчивались, и я отправлялся с кем-нибудь побродить по улицам и как всегда поговорить о политике, потом уже ехал к знакомым в замечательный дом напротив сейма.

В один из вечеров сюда доехал мой немецкий друг, с которым предыдущую неделю зажигали в Москве. Кульминацией зажига, конечно, стало курение травы на кухне lj-user'а, которого не стану тут упоминать. Я травы не курил, пил коньяк, но когда курнувших накрыло и послеполуночная тьма за окном осветилась салютом, почувствовал что-то нереальное и спросил неужели трава так сильна, что грезится даже некурившим. Вспоминая салют, немецкий друг посмотрел в послеполуночную тьму за окном уже в Вильнюсе и сказал, что и сейчас ждет салют. Flashback, наверное.

Утро

На утро чувствовался страшный недосып, в гостиничном ресторане попадались удивительно handsome участники конференции от Грузии и самого заурядного вида от Белоруссии. Тут же молодые участники форума, зажигавшие почти до рассвета развлекали выспавшихся рассказами о том, чем все закончилось. Здесь же пара литовцев вспоминали как прошлым летом ездили в Белоруссию "to see our castles". "You mean OUR castles", - недобро уточнял белорусский участник конференции. Организатор конференции, пробегая, говорила: "Everything is OK, we will go there in intellectuals bus". Как и всегда параллельно нормальной беседе по-английски я иронизировал по-русски: "Почти философский пароход".

А город почти пустынный, только на самых важных улицах и у самых важных остановок толпы и то не толпы по московским меркам. Какое-то разлитое в воздухе ощущение свободы и очарование незатейливой и ненавязчивой красоты города. Красивые девушки щурятся и улыбаются на солнце или, разговаривая, немного жеманно поворачиваются к ветру, изменяя направление развевающихся волос. Машины пропускают на переходах, ехать куда-то на автобусе совершенно не обязательно, - проще дойти быстрым шагом.

Слова

Много польских туристов, осматривающих город и приговаривающих в том духе, что, мол, такой красивый город, наш ведь, польский город. В центре много других иностранцев, но почти не слышно русской речи, правда, по-русски можно со многими объясниться, хотя и случаются конфузы: так спросишь дорогу, а в ответ заминка и с жутким акцентом "Праститэ, йа не гаварю паруски".

В моей памяти были обнаружены залежи абсолютно бесполезных литовских слов типа hipopotamiukas (гипопотамчик) и микапукватукас (Винни-пух). Круче, конечно, кулверстукас (чебурашка), - будто он не чебурахнулся, а явился в ходе столоверчение. За несколько майских дней мой запас пополнился в том числе и совершенно необходимом в разговорах о политике blogio imperia (империя зла).

Последняя ночь

Планировал уехать в день окончания конференции, но решил остаться на заключительный social event. Гостиницу конференция нам уже не бронировала, поэтому варианты постоя обсуждались. С утра бросил вещи на reception и уехал слушал Чейни. К вечеру выяснилось, что есть возможность остановиться в том же отеле, где проходили заседания глав государств. В эту ночь там оставался Чейни с делегацией и никого, кроме участников конференции в отель не пускали.

Уже серьезно пьяная компания приехала в отель и старалась на первом этаже производить пристойное впечатление. Мне выдали карточку на фамилию Mikhailov, в номере на 13 этаже обнаружился потрясающе широкий подоконник, на таком спать можно. Вдвоем. На виду у всего города.

Из минибара выгребли все пиво и собрались в самом большом номере на уж точно заключительный social event... С утра я в зеленых штанах и алых кедах натыкался на небезынтересные взгляды security по дороге на завтрак. На выходе из отеля те же security остановили - американский вице-президент и бесчисленная свита длинным кортежем покидали отель.

Вскоре за окном варшавского автобуса поплыли литовские холмы и перелески, на них почему-то было очень приятно смотреть и уже совершенно не хотелось спать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments